iqoption

«Ведьма» Гетти Грин — патология скупости и дар инвестора

… Это была такая скряга, просто скряга из скряг, всем скрягам скряга

из рассказа О. Генри «Волшебный профиль»

Пролог. Какое молоко предпочесть

«Ведьма» Гетти Грин — патология скупости и дар инвестораКакое молоко вы любите (если любите)? Более или менее жирное? С витаминами или без? С рынка или из супермаркета?

… Сто лет назад, в Нью-Йорке, в понедельник 3 июля 1916 года между двумя женщинами произошел примерно такой диалог.

- Дженни, ты опять купила жирное молоко! Какого черта, сколько можно говорить, мне нужна только нулевая жирность! Только! Никакой самодеятельности. Вылей эту жидкость в ведро, вернись в лавку. и на свои, слышишь — на свои деньги, купи нормальное молоко.

- Но мадам, обезжиренное молоко — это ничто. В нем ничего нет, никаких витаминов и питательных веществ. Пользы — ноль. В Вашем возрасте необходимо ...

- Хватит вспоминать мой возраст, негодница. Обезжиренное молоко — именно то, что нужно. Меньше холестерина и чудесно предохраняет от ожирения. И цена! Цена — совсем не последний момент. Ты знаешь, как трудно зарабатываются деньги!?

- Хотите сэкономить - пейте воду из-под крана. Вообще ничего платить не нужно.

- Ах ты зар... - начала фразу пожилая леди. Тут ее тело внезапно содрогнулось и она стала медленно оседать на пол.

- Мадам, мадам! - закричала служанка. - Помогите! Кто-нибудь! На помощь!

Детство Гетти Грин. Китобои и квакеры

«Ведьма» Гетти Грин — патология скупости и дар инвестораФонтан взметнулся впереди по курсу, за ближайшим гребнем волны. Лодка тяжело перевалила через него и моряк-гарпунер уперся коленом о борт и приподнял руку с тяжелым копьем. Глаза напряженно искали мишень. Уже совсем близко. Еще чуть-чуть. Вдруг морская рябь расступилась и в лучах неяркого северного солнца блеснул полосатый бок кита. Вот теперь - пора. Мускулистая рука сделала мощное метательное движение. Гарпун со свистом прорезал соленый воздух и устремился в сторону полосатика, вслед за ним уходил привязанный канат, уложенный на дне ровными кольцами. Удар. На бурлящей воде стало расплываться глянцевое красное пятно...

…Основной коммерческий период китобойного промысла в Северной Америке пришелся на конец XVIII – середину XIX века. Северная Атлантика, потом — север Тихого Океана. Китобоев вначале интересовало отнюдь не мясо крупнейшего на планете млекопитающего.

Их главная добыча - китовый жир, называемый ворванью — один из главных источников света в докеросиновую эпоху. Из него делали свечи и заливали в лампы, как масло. Также ворвань применялась при изготовлении замши, сыромятной кожи и как смазка. Интересный факт — основой рабочей жидкости для первых автоматических коробках передач в авто была ворвань. Вплоть до 1960-х годов...

…В середине XVII века в Британии возникло новое христианское протестантское движение — квакеры. Свое название оно получило от английского слова «Quakers», что означает «Трепещущие». Течение пропагандировало очень строгие нравы и устои в личной жизни. Перед именем Бога надо было трепетать. Многие квакеры эмигрировали в Новый Свет и принесли с собой свет своей веры. И такую черту характера, как бережливость. Важнейший аспект в контексте этого повествования...

21 ноября 1834 года в городке Нью-Бедфорд, штат Массачусетс, в квакерской семье родилась девочка. Нарекли ее Гетти, полное имя — Генриетта Хауленд Робинсон. Мама Эбби Хауленд и папа Эдвард Мотт Робинсон были весьма обеспеченными гражданами. Они владели китобойным бизнесом и вели торговлю с далеким Китаем.

Мать девочки много болела, а у предпринимателя отца было немного времени для дочки, и был очень жесткий нрав тирана. В воспитание Гетти активно включился дедушка — Гидеон Хауленд. На его попечении малышка пребывала уже с двух лет.

Грамоту Генриетта постигала своеобразно. Читать училась по финансовым сводкам, а считать — по бухгалтерским отчетам. Очень практично. Тринадцатилетним подростком Гетти стала семейным бухгалтером. И надо сказать, очень неплохим. Ни одна цифра не проходила мимо цепких молодых глаз.

Когда Гетти исполнилось 15, родители спохватились, а как же классическое всестороннее образование? Оно совершенно необходимо девушке, чтобы в дальнейшем выбрать хорошую партию. Даже для богатой. И Генриетту определяют в Бостонскую школу. Но учеба не пошла. Помешал характер.

Во-первых, зачем? Что изучать? Арифметику и грамоту Гетти уже знала. Причем, по математике способности у девочки были близкие к феноменальным. Считала она, как неплохой арифмометр. Но вот успеваемость по прочим дисциплинам была близка к нулевой отметке.

Во-вторых, в школе Генриетта впервые вовсю проявила качества настоящего и бескомпромиссного бойца, готовая пойти на все, ради достижения своих целей. Здесь сочетание «пойти на все» - почти не преувеличение. В борьбе девушка не жалела никого: ни себя, ни противников. Она выгрызала то, что ей было нужно. Здесь она очень похожа на мультимиллионеров США первой волны - «Мужчин, построивших Америку». С поправкой на пол.

В школе противостояние было простым и понятным: вот она — а вот враг. А дальше... Дальше — хорошая драка или, как минимум, грандиозный скандал, если соперник не хотел отступать. С такой манерой поведения Гетти очень быстро настроила против себя всех и вся и учебное заведение было ей крайне признательно, когда она его покинула.

В итоге, и Генриетта, и ее семья дружно плюнули на «Храмы науки». Девушка заканчивает годичные бухгалтерские курсы. Хватит.

Юность Генриетты. Борьба за наследство

«Ведьма» Гетти Грин — патология скупости и дар инвестораЮность Гетти была непростой. Несмотря на состояние отца, работала девушка много и тяжело. Жесткое папино воспитание, квакерские корни и ранний труд наложили суровый отпечаток на натуру будущей владычицы Уолл-Стрит. Собственно, с других Генриетта, впоследствии, спрашивала так же, как когда-то спрашивали с нее. Не больше, но и не меньше. Вот только, далеко не все обладали ее слоновьей выносливостью и толстокожестью.

Гетти лично (!) ловила и продавала рыбу. Принимала участие в постройке доков и организовывала экспедиции семейного китобойного флота. Все доходы — на банковский счет отца. Но девушка прекрасно понимала, что киты и кашалоты — это бесперспективно. Даже если истребить их всех и во всех океанах — проку будет немного. А тут еще и промышленное производство керосина, начавшееся в 1851-54 гг. Интерес к ворвани резко упал.

Согласно легенде, к этим годам относят первые причуды Генриетты. Вторичное использование столовых салфеток и свечей из китового жира. А также — ее гардероб. Гетти была очень выгодной партией и, кстати, не совсем уж и уродина. По моде того времени. Но вот одевалась она... Поношенные платья и обувь со стоптанными подошвами. И очень проницательный взгляд в сторону потенциальных женихов. Молодая госпожа Робинсон полагала, что в ней видят только мешок с деньгами. Тут она почти не ошиблась и провести ее было совсем-совсем нелегко.

Девушку манили «Огни большого города». Она прекрасно понимала, что настоящее и большое будущее — только там.

Однажды, отец приоткрыл для нее занавес, отправив в Нью-Йорк на целую зиму. Дочери он выделил немалую сумму — 1000 долларов на покупку платьев и прочих дамских штучек. Гетти вернулась абсолютно счастливой. С сияющим глазами, в старом наряде и с пакетом акций на сумму $1000.

В 1860-м умирает мать Гетти и (о радость!) отец решает перебраться в Нью-Йорк. Через пять лет в лучший мир уходит уже и Эдвард Мотт Робинсон.

Для их дочери наступают серьезные времена. Ей 31 год и она становится наследницей действительно крупного состояния. По завещанию отца ей достается $7,5 млн наличными. Китобойный промысел с кораблями и доками отходит братьям.

Родственники почувствовали неладное. Так в семье не было принято десятки лет. Чтобы деньги — только одному, а оборудование — другим. Раньше все распределялось пропорционально. Собрался семейный совет, на котором братья отца предприняли попытку расспросить племянницу о подлинности завещания. Гетти вспомнила славные школьные годы и предупредила, что каждого, кто попытается оспорить последнюю волю дорогого папы она попросту … убьет!

Для тех кто подумал, что молодая наследница шутит, Генриетта устроила небольшое фаейр-шоу. Она подожгла часть дядиных судов и еще кое-какое их имущество. Все это сгорело дотла. Теперь в серьезности Гетти не сомневался уже никто.

Всю сумму, полученную в наследство, дочка и племянница заставила работать. Инвестировала в облигации займов эпохи Гражданской войны США 1861-65 гг.

Беда не приходит одна. Почти сразу после отца, умирает любимая тетя Сильвия, которая когда-то воспитывала племянницу в паре с дедушкой.

Оглашается завещание покойной. И тут уже вслед за тетей к праотцам чуть было не отправляется сама Гетти. Она получает только, только (!) 65 тысяч долларов. Все остальное из красивой суммы в 2 млн достается каким-то дальним родственникам, каким-то знакомым, сиротам, беднякам... Уму непостижимо. Они же так любили другу друга: тетя Сильвия и племянница.

Но Гетти не была бы Гетти, оставь она все как есть. Ее реакция молниеносна. Она объявляет зачитанное завещание поддельным и вытаскивает «правильный» документ. Согласно нему все (слышите, все!) 2 миллиона отходят Генриетте. Кроме того, в нем есть пункт о юридической никчемности всех более поздних завещаний. Если таковые всплывут.

Но этот орешек оказался Гетти не по зубам. Суд не встал на ее сторону. Более того, признал ее мошенницей. Ей пришлось в спешке покидать Штаты вместе с мужем, за которого она вышла во время судебных дрязг.

Существует более тонкая версия борьбы за тетины миллионы. Вроде как, они и не были целью Генриетты. Ее задачей было сделать так, чтобы родня окончательно отстала от нее по поводу отцовского наследства. Кульбит с «истинным» завещанием Сильвии должен был встать в один ряд с поджогом имущества ее дядей. Еще одним аргументом.

Семья Грин. Муж и дети, а также «дорогие» племянники

Муж Эдвард

В 1867-ом Гетти таки выходит замуж и становится миссис Генриеттой Грин. Муж Эдвард Генри Грин, бизнесмен-миллионер из штата Вермонт с аристократической родословной, старше жены на 12 лет.

Безусловно, вначале — брачный контракт. Невеста сразу отделяет свои деньги от финансов жениха. И скрупулезно выписывает пункты, согласно которым Эдвард никогда и ни при каких обстоятельствах не сможет претендовать на имущество второй половины.

По большому счету, муж не был особенно и нужен Генриетте. Дело в том, что в середине позапрошлого века, в любой западной стране (и США — не исключение) муж был необходим энергичной и деловой женщине, как некоего рода «инструмент». Инструмент для открытия и ведения собственного бизнеса, для контроля за финансовыми операциями и имуществом, для занятия требуемого положения в обществе и т.д. Слишком мало прав было тогда у представительниц прекрасной половины, слишком низок статус незамужней женщины. Бракосочетание для Гетти — одна из ее необходимых инвестиций, не более.

Свадьба была роскошной, а почему нет? Платил за все жених. Молодожены Грин переехали в особняк супруга на Манхэттене. Тщательному обустройству семейного гнезда помешали судебные дела молодой жены. Когда суд прямо обвинил ее в подделке тетиного завещания, стало понятно, что Гетти светит реальный срок и пора исчезнуть из Штатов.

Ну что ж... Семья Грин эмигрирует в Лондон. Там рождаются дети. Двое, мальчик и девочка. Мальчик Эдвард Хауленд Робинсон или просто «Нэд» Грин появляется на свет в 1868-ом. Девочка Гетти Сильвия Анн Хауленд или просто Сильвия Грин — через три года.

Провидение уготовало братику и сестричке крайне сложную и неожиданную судьбу. С такой-то мамой. Но об этом чуть позже.

Вернулись супруги в Америку через 8 лет, в 1875-ом. Срок исковой давности по делу Генриетты истек. А последствия финансового кризиса 1873 г. Грины решили переждать на родине. Поселились в самом дешевом отеле города. Это уже — в стиле Гетти. Как иронично писал О.Генри о таких номерах: «Вода была этажом ниже, а свет - этажом выше».

Этот самый кризис доконал Эдварда. Он занимался тем же, чем занималась его супруга — инвестиционные и финансовые операции. Ценные бумаги, банковское дело, кредитование. Вот только итог у них был разный. Совсем. Итогом для мужа Гетти стало банкротство, объявленное в 1885 году.

Генриетта «поддержала» мужа. Как могла. Заставила покинуть их дом. Зачем жить рядом с неудачником? Но... Но обеспечила полный медицинский уход, вплоть до самой его смерти в 1902 году. И все время поддерживала с ним неплохие, ровные, дружеские отношения.

Умер Эдвард Грин в возрасте около 80 лет от сердечно-сосудистого заболевания и хронического нефрита (почечная недостаточность).

Дети. Сильвия и Нэд

Они по-своему «прославили» мамашу, став составной частью большой легенды о «Ведьме с Уолл-Стрит». Игрушки она им не покупала, считая это пустой тратой денег.

У дочки Сильвии, бывшей при маме в Нью-Йорке, был тихий характер. Жила она замкнуто. Возможной причиной мог быть врожденный дефект ступни. Заикаться о медицинской помощи в разговоре с матерью было не только бесполезно. Но и небезопасно. Даже принципиальная возможность ненужных расходов могла ее привести в бешенство. Больше всего на свете Генриетта не любила две группы людей — налоговых инспекторов и врачей. Тех, кто всегда норовил залезть ей в карман.

Несмотря на вынужденную нелюдимость, Сильвии удалось сотворить маленькое чудо. Она вышла замуж! Избранником стал обедневший аристократ Мэттью Уилкс с достойной разницей в возрасте. 30 лет. Возможно, Мэттью думал поправить свое положение, женившись на хромоножке. Он не мог не знать, кто ее мать.

Мама благословила дочку, одновременно настойчиво попросив Уилкса подписаться под тем, что он никогда не будет претендовать на деньги и прочее имущество Сильвии. Пусть любит жену за то, какая она есть, а не за мамины миллионы. Так, Генриетта, выступила сторонником настоящих чувств. Она — за любовь. «Будь прокляты эти деньги!»

В анналы городской истории Нью-Йорка конца XIX века вошел случай с сыном Нэдом.

Зима 1879-80 гг. в городе «Большого яблока» выдалась на редкость снежная, на радость детишкам. Санки, коньки, снежки, снеговики. Словом, весь спектр детских зимних удовольствий на свежем воздухе. Старался не отставать от своих сверстников и 11-летний Нэд Грин.

И вот, очередной спуск, санки кувырком, мальчик падает и ломает ногу. «Подарок» маме Гетти. Тут уж никак без врачей никак не обойтись, будь они неладны. Свежий перелом, это вам не насморк какой-нибудь или даже врожденная травма ступни. Тут надо что-то делать. Боль невыносима. Ребенок криком кричит. Придется идти к этим хапугам в белых халатах.

Немного поразмыслив, Генриетта решила, что закрыть вопрос можно «малой кровью». Бесплатные лечебницы для бедных и сирот. Это то, что нужно. Мама берет сына за руку и пешком (транспорт слишком дорогое удовольствие) направляется в ближайшую клинику для малообеспеченных нью-йоркцев.

Блестящий план сорвала популярность Гетти, как одной из самых обеспеченных особ города. Уже цитировавшейся выше О.Генри в своем рассказе «Волшебный профиль» (главная героиня которого была точно списана с Г. Грин) так описал ситуацию «Она <была> очень популярна в той части города, где поклоняются золотому тельцу». Добавим, что не только в той.

В первой больнице для бедных ее узнали и указали на дверь. Во второй тоже. Сцепив зубы, мама купила сыну обезболивающее (конечно, недорогое), потому что его крик стал уже привлекать внимание прохожих, и они обошли еще несколько лечебных пунктов, доступных для бедняков. Результат тот же — о бесплатной медпомощи мамаша, каждое слово которой ловили брокеры с Уолл-Стрит, может забыть. Тут и поведение врачей может вызвать недоумение. А как же клятва Гиппократа? Ребенок ведь, жалко... Но «коса нашла на камень».

Безрезультатно потыкавшись, Гетти начала лечить сына подручными средствами. Мальчик терял сознание от боли. Все это продолжалось довольно долго. Результат - ампутация выше колена и (дешевый) пробковый протез, плюс вполне еще приличные костыли.

Вот так подросток покатался на саночках.

Когда Нэд вырос, он стал работать на мать, вел ее дела в Техасе. Неплохая зарплата. Несколько долларов ежедневно. И твердое обещание маме, что не женится в ближайшие пару десятков лет. Надо ж встать на ноги. Отложить на семейную жизнь.

Племянники

Еще один яркий пример педагогики от Гетти Грин — «теплое» отношение к двоюродным племянникам.

История началась безобидно. Кузина Гетти попросила сестру присмотреть за двумя очаровательными детьми, девочкой десяти лет и мальчиком восьми, пока они с мужем будут всего-то два месяца путешествовать по Европе.

И Гетти пошла навстречу. Проявила чуткость. Не каждый возьмет себе на шею двух чужих подростков.

И вот — мама с папой возвращаются из вояжа. Где их сынишка и дочурка? Как они, все ли хорошо? Естественные вопросы любящих родителей.

То, что предстало их глазам, они вспоминали потом с чувством тревоги, переходящей в ужас. Дети почти не разговаривали. Им было трудно стоять, ноги подкашивались из-за голодных обмороков. Когда их речь приобрела признаки человеческой, братик и сестричка поведали, что им очень некогда, им пора на службу. Выяснилось, что добрая тетушка Гетти пристроила племянника и племянницу на престижную работу. Прачечная. Продолжительность рабочего дня 14 часов.

А что тут такого? Только через труд можно чего-то достичь. Как тетя Гетти Грин.

Бизнес. «Ведьма с Уолл-Стрит»

«Ведьма» Гетти Грин — патология скупости и дар инвестораНачальные инвестиции Гетти нашли свое отражение в предыдущих разделах. Покупка на тысячу долларов пакета акций вместо комплекта платьев в одну из зим в Нью-Йорке, а также приобретение «военных облигаций» на миллионы, полученные в наследство от отца.

Инвестиционная стратегия Генриетты Грин была проста до наивности и безотказной, как молоток, заколачивающий гвозди: «Покупай дешево, продавай дорого, будь проницательным, упорным и бережливым». Последнее Гетти возвела в абсолют. Бережливость любой ценой. Жесточайшая минимизация расходов. То, что на бытовом уровне именуется скупостью.

Еще одним принципом при проведении биржевых операций у Грин был обязательный запас наличности. При любых позициях в бумагах, недвижимости, металлах, должен оставаться некий объем свободного кэша.

Еще в Лондоне, Генриетта удачно попробовала себя в том, что сейчас называется forex. Ее привлекла, такая знакомая и близкая многим современным трейдерам, пара фунт/доллар. Как и те, кто удачно предвидел последствия недавнего Brexit, уважаемая дама сыграла на понижении фунта. Конечно, по другим причинам. В США только что закончилась Гражданская война и Гетти поставила на доллар против фунта, уловив положительную динамику восстанавливающейся послевоенной экономики Штатов. На росте доллара, а также на пространственном валютном арбитраже, Грин сделала один из первых своих миллионов. Всего за год. После закрытия валютных позиций она перевложилась в бумаги американских железных дорог — локомотив экономического развития США. В прямом и переносном смысле. В дальнейшем, акции и облигации ж/д компаний — одна из главных компонент инвестпортфеля Гетти.

Вообще Грин проявила себя, как супердотошный инвестор. Перед покупкой крупного пакета акций компании, она настолько глубоко влезала в ее бухгалтерскую отчетность, что в конце концов разбиралась в ней лучше топ-менеджеров предприятия. Видела насквозь всю операционную и финансовую деятельность. Сказывался гигантский стаж бухгалтера. Ведь Гетти с 13 лет за счетами и с финансовыми отчетами. Не удивительно, что, со временем, вся Уолл-Стрит очень внимательно стала приглядываться к операциям старухи.

Другим направлением финансовой активности леди стало кредитование и недвижимость. Именно в паре. Тут стратегия Генриетты была следующей. Она выдавала займы под невысокую привлекательную ставку, но под твердое обеспечение, в виде закладных под ликвидную недвижимость. Абсолютно беспроигрышный вариант. Как раз то, что мадам Грин любила больше всего. В качестве возмещения она получала «тело» кредита + процентный доход. Или объект недвижимости по рыночной цене намного большей, чем невозвращенный заем с процентами.

Классическая банковская схема: кредит под залог недвижимости. С одним нюансом. Это были здания и сооружения в крупнейших и бурно растущих американских мегаполисах, таких, как Чикаго и Нью-Йорк. Стоимость такой недвижимости столетиями только растет и является одной из самых высоких в мире, за вычетом отдельных депрессивных лет.

Гетти принадлежали целые кварталы элитных американских застроек. Тысячи участков по всей стране.

Деятельность кредитора мадам Грин успешно совмещала с работой коллектора. За долг в несколько сот долларов она была готова преодолеть сотни миль без охраны и сопровождения. Надо думать, Генриетта умела находить аргументы в беседах с заемщиками.

Апофеоз финансового могущества «Ведьмы» пришелся на 1907 год. Год крупнейшей биржевой и банковской паники в США начала ХХ века. Классический признак любого биржевого краха — резкое падение ликвидности. Бумаги обрушиваются в цене, а «живые» деньги попросту исчезают с торговых площадок. Здесь особую роль приобретают игроки с запасом наличности. Они «начинают править балом». Таким человеком в 1907-ом предстала Гетти Грин. Ее попросили помочь. И Гетти помогла.

Она «вогнала в долги» почти все брокерские конторы NYSE, обеспечивая их ссудами. И, пользуясь «мертвым сезоном» на финансовых рынках стала пачками, тысячами выкупать закладные по всей Америке. Мэрия Нью-Йорка одолжила у Генриетты $1 млн под залог гособлигаций. Как раз, с 1907 года империя недвижимости в собственности мадам Грин приобрела небывалые масштабы.

Героиня О.Генри Мэгги Браун так говорила компаньонке о своем состоянии: «У меня сорок миллионов долларов наличными деньгами, в бумагах и облигациях, таких же верных, как привилегированные "Стандард-Ойл" на церковной ярмарке». Вполне сопоставимо с реальным прототипом, Генриеттой Грин.

Причуды и странности Генриетты Грин

И все-таки, все-таки настоящую, теперь уже всемирную, славу Гетти Грин принесли не только ее десятки (и даже сотни) миллионов долларов образца конца XIX - начала XX века, которые пересчитываются в миллиарды по современной покупательной способности. Совсем не по этой причине все вспомнили о Генриетте 3 июля текущего года, в сотую годовщину ее смерти.

Нет. Просто большие деньги — это не интересно. Не оригинально. Миллионеров было много. Даже тогда. Десятки. Интересным, даже фантастичным, у мадам Грин получилось сочетание дара большого инвестора и финансового игрока, огромного капитала и вселенской скупости. Прежде всего, по отношению к себе. А потом — и ко всем окружающим. Семья, родственники, коллеги, клиенты, продавцы, прислуга, доктора. Не имеет значения. Все почувствовали шарм «железной» леди.

Народное имя «Ведьма с Уолл-Стрит» емко и метко включает в себя обе стороны натуры  Генриетты Хауленд Грин, урожденной Робинсон. Перефразируя слова великого пролетарского поэта В. Маяковского, Гетти могла сказать о себе: «Я Ведьма, Ведьма с Уолл-Стрит, этим и интересна».

Для чего вы зарабатываете деньги трейдингом? Лично вы? Стандартная мотивация - «поднять» некую сумму и потратить ее на себя и на своих близких. По крайней мере, ее часть. Квартира, машина, путешествия, медицина, образование... Да мало ли.

Гетти Грин презирала любые расходы. Абсолютно любые. Считала их блажью и глупостью. Отсюда десятки историй о ее патологической бережливости, которая всеми определяется, как жадность. Кое-что изложено выше. Прочее будет классифицировано по отдельным группам.

Внешний вид. Одежда

«Ведьма» Гетти Грин — патология скупости и дар инвестораУ жителей Нью-Йорка сложилось впечатление, что весь гардероб «Повелительницы Уолл-Стрит» состоял из черного платья. Одного и на многие годы. Скорей всего, они были недалеки от истины. Именно этот элемент придавал внешнее сходство мадам Грин со злой колдуньей. От одинокой темной фигуры, медленно скользящей в деловую часть города, веяло чем-то, на редкость зловещим. Иногда у нее был попутчик. Маленькая собачка по имени Деви. Его верность мудрая Гетти ценила очень высоко. Он же любил ее просто так, не за деньги.

Если Генриетта нанимала прачку, что бывало крайне редко, то поручала ей отстирывать только грязные части любимого платья. Мыло надо экономить.

В основном, мадам придерживалась мнения, что прачка - это слишком, и с удовольствием сама стирала свои вещи. Прямо в жилой комнате, в корыте. Сушить раскладывала на лужайке возле дома. Нижнее белье (простите за «пикантные» подробности) леди меняла лишь тогда, когда от него оставались одни лохмотья.

Для того, чтобы в знаменитом платье зимой не было холодно, Генриетта подкладывала под него листы бумаги. Отличное утепление, да и сколько той зимы.

Гигиена

Гетти очень не любила горячую воду и редко ей пользовалась. Причина — высокая цена. Еще она предпочитала, по возможности, не мыть руки, если ей нужно было платить за воду.

Жилье

Женщина, владевшая сотнями (возможно — тысячами) объектов недвижимости в Штатах, не жила на вилле. И в простом домике не жила. И в комфортабельной квартире тоже. Не любила Генриетты всей этой ерунды. Суета.

Предпочитала самые дешевые съемные квартирки, номера в самых недорогих мотелях или убогие меблированные комнаты. В них Гетти не включала отопление.

Одна из причин частой смены неэлитного жилья — нежелание попасть в поле внимания налоговой службы.

Офис

Он у Грин был. А как же, деловая ведь женщина. Стол и стул были необходимы. Офисом служил холл какой-нибудь брокерской конторы или банка. Вот там, среди вешалок для одежды и коробок с бумагами, Гетти и планировала свои инвестиции. И успешно таки планировала. Что и говорить, насколько были рады ее присутствию сотрудники. Это совсем без иронии. Такой клиент и такой подсказчик. И мадам радость — экономия на аренде.

А на радиаторе она с удовольствием разогревала свою овсянку. Отопление у банкиров и брокеров было включено.

Транспорт

Никаких собственных экипажей и (тем более!) автомобилей. Только добрые старые наемные коляски. И то — редко. Лучший способ передвижения — ходьба пешком. В комплексе с овсянкой на воде или нежирном молоке это позволило Гетти легко преодолеть 80-летний барьер. Еще один пример благотворного влияния здорового образа жизни.

Есть смешная история, как Генриетта полночи искала в кэбе оброненную ей двухцентовую марку. Интересно, извозчику тоже было весело?

Рестораны

Какое смешное слово. Зачем в них ходить? В лавке можно купить чудесные пирожки. И цена неплохая: по 15 центов за штуку. Но все-таки любимым блюдом Гетти была овсянка. Выходило, вероятнее, даже дешевле пирожков. А польза какая! Любимый напиток — водопроводная вода. За нее вообще можно не платить в своем «офисе». А домой - набрать пару бутылочек. Там же.

Но иногда и Генриетта устраивала себе милые праздники. Походы в недорогие кафе или столовые. Позволяла себе нехитрый обед, но главное... Главное было в другом. Мадам Грин испытывал удовольствие (вот это уже точно отклонение), подбросить принесенный камешек в тарелку супа на соседнем столике. Так она снимала стресс, надо полагать. А то и не дожила бы до 80.

Магазины. Аптеки. Почта

Вот здесь особенно старались поиграть на нервах. Итогом посещения подобных заведений является покупка. Просто поглазеть на товар — это не для Гетти. А покупка — это расход. Каждый поход превращался в маленькую войну. С одной стороны Генриетта, с другой — человек за прилавком. Цена победы — максимальная скидка. Каждый цент имеет значение.

В бакалее приобреталось только поломанное печенье, оно дешевле. Если женщина таки приходила к конечному соглашению с продавцом продуктов, в качестве бонуса она требовала бесплатную косточку для своего песика.

В аптеку мадам Грин ходила со своей тарой, и требовала в нее переливать микстуры и настойки. Экономия на флаконах. Приятно. Для покупки самой дешевой почтовой марки обходились все отделения почты в округе.

Когда Нэд был еще мальчиком, Гетти отправляла его продать ранее купленную и уже прочитанную финансовую газету. А что ей делать дома? Деньги надо вернуть.

Заключение

Сражения по все фронтам закончились 100 лет назад 03.07.1916 г., ссорой с прислугой по поводу молока. Апоплексический удар.

Наследство Нэда и Сильвии составило от 100 до 200 млн долларов. Точных данных нет. В пересчете на современные деньги $2-4 млрд. Большую часть одноногий Нэд спустил в загулах, все остальное хромая Сильвия пожертвовала на благотворительность.

Мама, не имевшая ни друзей, ни приятелей и не давшая нуждающимся ни одного цента, видимо, не раз перевернулась в гробу.

И все-таки, что это было? Патологическая жадность или квакерская бережливость? Причуды выжившей из ума женщины или необходимая составляющая инвестиционной стратегии? Везде — и на работе, и дома. Максимум доходов и жесточайший минимум расходов. На уровне физиологического выживания.

Каждый решает сам, на что он потратит заработанное. Но богачей было и будет много, а Гетти Грин была одна. «Ведьма с Уолл-Стрит».