iqoption

Асторы — «скромное» обаяние буржуазии

Единственное, что мне нравится в богатых людях - это их деньги

Нэнси Астор, первая женщина - депутат нижней палаты британского парламента

Введение. «В первую очередь женщины и дети»

Асторы — «скромное» обаяние буржуазииВремя — 23 часа 40 минут 14 апреля 1912 г. Место — северная Атлантика, 600 км на юго-восток от острова Ньюфаундленд, координаты 41,4355 градусов северной широты и 49,4645 градусов западной долготы. Один из выживших очевидцев вспоминал: «Море было как стекло, таким гладким, что в нём отчётливо отражались звёзды». Скорость судна 22,5 узла (41,7 км/ч).

Столкновение происходит на протяжении 9 секунд. Еще один спасшийся пассажир: «Будто бы кто-то провёл гигантским пальцем вдоль борта корабля». В ресторанах на верхних палубах — только еле заметная вибрация столовых приборов. Стюарды продолжают готовить закуску. 

- Джон, милый, что это было? - спросила Мадлен.

- Возможно, легкий контакт с айсбергом. Ерунда, такому кораблю ничего не грозит.

01 час 55 минут. Джон Джекоб усаживает в шлюпку № 4 молодую жену с медсестрой и горничной.

- Офицер, я могу присоединиться к своей супруге? - спросил Джон Джекоб, передавая Мадлен свои перчатки.

- В первую очередь женщины и дети, - ответил второй помощник капитана Чарльз Лайтоллер, - Джентльмены, я буду вынужден стрелять, - крикнул он двум мужчинам, усаживающимся в шлюпку, и потянулся к кобуре.

Мадлен бросила долгий взгляд на мужа. Стройная фигура в дорогом саржевом костюме. За спиной — ярко освещенная, слегка накренившаяся палуба, и взмывающие ввысь белые сигнальные ракеты, рассыпающиеся в чернильно-черном безлунном небе.

Живым она его не больше увидит...

Шлюпка № 4 уходит на канатах вниз, в океан с 42 занятыми местами. Из 65.

02 часа 15 минут. Дифферент составляет уже почти 25 градусов. Джон смотрит на одну из гигантских дымовых труб возле которой он оказался, убегая от подступающей воды. «Долго она не выдержит, надо бы отойти», - мелькнуло него в голове. Раздается жуткий треск, потом грохот. Огромный цилиндр, высотой 19 и диаметром 7,3 метра надламывается у основания и обрушивается вниз. Под обломками погребены десятки людей.

22 апреля 1912 г. Нанятое компанией «Уайт Стар Лайн» британское кабельное судно «Маккей-Беннетт», CS Mackay-Bennett, продолжает поиск тел в акватории кораблекрушения лайнера «Титаник». В этот день на борт, среди прочих, подымают изуродованное, перепачканное сажей тело мужчины. По другим свидетельствам — на теле не было ни единой ссадины. Кто знает...

Дословная выдержка из корабельного отчета:

№ 124.

  • Мужчина, оценочный возраст — 50 лет, волосы и усы — светлые.
  • Одежда: синий саржевый костюм; голубой платок с вышивкой «A.V.»; ремень с золотой пряжкой; коричневые сапоги на красной резиновой подошве; коричневая фланелевая рубашка, с вышивкой «J.J.A.» на задней части воротничка.
  • Имущество: золотые часы; золотые запонки с бриллиантами; бриллиантовое кольцо с тремя камнями; 225 фунтов стерлингов; 2440 долларов; 5 фунтов стерлингов в золоте; 7 серебряных монет; 50 франков в монетах; золотой карандаш; бумажник.
  • Первый класс.
  • Имя — Джон Джекоб Астор.

«... Я никогда не видел, чтобы звёзды светили так ярко. Казалось, они буквально выступают из небосвода. Они сверкали, как бриллианты… Это была ночь, когда человек испытывает радость от того, что он живёт», - Джек Тэйер, сын вице-президента железной дороги штата Пенсильвания. Спасшийся 17-летний пассажир «Титаника».

Асторы. Джон Джекоб I. Основание династии

Вальдорф и Лондон

Много финансистов и предпринимателей дала Америке немецкая земля. 1844 — на американский берег сходит Генрих (будущий Генри) Леман. 1848 — Новый Свет приехал завоевывать Маркус Голдман. Будущие столпы инвестиционного бизнеса США.

Земля Баден-Вюртемберг, ФРГ. Округ Карлсруэ, 15 км от Гейдельберга. Городок Вальдорф (по-немецки Walldorf), англоязычное произношение Уолдорф. Крошечный городишко. Число жителей по переписи 2010 года — аж, 14824 человек.

Вальдорфцы (или вальдорфчане, как правильно?) могут гордиться ровно тремя обстоятельствами. Не больше, но и не меньше. Каждое, по-своему, очень важное.

Первое, их регион - центр выращивания белой спаржи. Один из самых знаменитых и традиционных немецких овощей.

Второе, в городе расположена штаб-квартира европейского лидера по производству программного обеспечения — компании SAP SE.

И третье. Вальдорф — родина Джона Джекоба Астора I. Основателя знаменитой династии американских богачей XIX – начала XX века. Династии Асторов.

Асторы — «скромное» обаяние буржуазииДжон Джекоб появился на свет в Вальдорфе в 1763 году. Отец будущего американского миллионера — мясник по имени Якоб (Джекоб, другое прочтение по -английски - Джейкоб) происходил из рода протестантов, изгнанных из католической Франции. Существует другая транскрипция знаменитой фамилии — Ашдор, что наводит на мысль о еврейских корнях. Нрава Якоб был легкого и веселого. Можно сказать и по-другому: бездельник и балагур. Тут уж, под каким углом зрения смотреть.

У Иоганна (так, очевидно, звали будущего американца Джона) было два старших брата. Джордж и Генри. Тоже, уже преломленные в английском языке, имена. После смерти первой жены и матери сыновей, папа Якоб женился вторично и сразу попал под «жесткий» каблук молодой бюргерши. Но взрослые сыновья — не мягкотелые мужья, и терпеть выходки мачехи были не намерены.

Самый старший — Джордж обосновывается в Лондоне и становится хозяином магазина музыкальных инструментов. Неплохо, как для отпрыска мясника. Средний Генри. вообще перебирается в Нью-Йорк и открывает там мясную лавку. Это уже более логично. Терпения у младшего Иоганна хватает ровно до 17 лет. В 1780 году он покидает отчий дом. В кармане бренчат несколько крон, одолженные у отца. Впереди — вся жизнь и весь мир.

У Асторов есть красивая (и слегка парадоксальная) фамильная легенда. Согласно ней, Джон Джекоб, закрыв в последний раз дверь мясного магазинчика, направился к берегу Рейна, перебирая папины монетки. По пути он сделал привал и отдохнул под развесистым деревом. И вот там, Иоганн-Джон дал тройственный обет - «быть честным, трудолюбивым и никогда не спекулировать». Более, чем странная клятва для будущего коммерсанта. Хотя, честность и трудолюбие, каждый понимает по-своему. Но вот — спекуляция! Разве можно торговать и не спекулировать? Интересно, как этот пункт легенды Джон Джекоб растолковывал будущим детям и внукам.

Начинать «быть честным, трудолюбивым и никогда не спекулировать» Джон решил в Лондоне, у брата, в магазине музыкальных инструментов. Поторговав скрипками и виолончелями три года, молодой Астор узнает о подписании Парижского мирного договора (1783) между Североамериканскими штатами, их союзниками и Великобританией. Военные действия в Северной Америке прекратились. Двадцатилетний Джон Джекоб ясно увидел гигантские перспективы за океаном.

Он покупает билет на трансатлантический корабль в третий класс. В кармане уже не несколько немецких крон, а 25 американских долларов! А в саквояже, страшно сказать, целых семь флейт — подарок лондонского брата. Для чего изысканные духовые музыкальные инструменты в стране ирокезов и апачи — вопрос. Тут семейная летопись молчит.

США. Первые шаги

Переплыть океан в 1783 году было не шуточным предприятием. Очень даже. Тем более, что путешествие пришлось на холодный период. На подходе к восточному побережью у Балтимора залив сковал лед. Надо думать, провианта на судне было достаточно, а лед представлялся не очень надежным, для того чтобы немедленно продолжить пешком движение в страну «великих возможностей». Достаточно редкое природное явление для тех широт обрекло пассажиров на двухмесячное безделье.

Тут судьба преподнесла молодому предприимчивому Астору подарок в виде немца, имевшего опыт торговли пушниной и шкурами животных с местными индейцами. Джон Джекоб смог расположить земляка-коммерсанта и тот преподал ему небольшой курс по профильному предпринимательству. Может быть, здесь как раз и помогла одна из флейт брата Джорджа? Может быть, пушной трейдер был поклонником «Волшебной флейты» Моцарта и с удовольствием просветил приятного молодого человека с нестандартным багажом? Может быть...

Как бы там ни было, ступив на твердую американскую землю, Джон Джекоб уже четко знал, чем будет заниматься. Меховой бизнес — вот главное направление прорыва.

Первый визит — к брату Генри. Тот, используя свои связи устраивает Джона в солидный меховой магазин. Несколько лет — в найме. И вот — «мечты сбываются»! Джон Джекоб открывает на Бродвее собственную торговую точку.

Что дальше? Удачная женитьба. Брак по расчету (самый прочный, заметьте). Избранница молодого Астора — Сара Тодд. Здесь получилась тройная выгода.

Первая — солидное приданое. $300! Серьезные деньги по тем временам.

Но это — сущий пустяк, по сравнению с другим моментом. Сара ввела молодого мужа-простолюдина в аристократическое общество Нью-Йорка. А это дорогого стоило. Репутация, визитная карточка, уровень, круг потенциальных клиентов.

Рождается известная Асторовская формула относительно второй половинки: «Богатство жен в их происхождении».

Наконец, третье — в магазине появляется настоящий эксперт. Сара, которая всегда поможет мужу и никогда его не подведет. Предприятие становится семейным. Часто, это залог успеха.

Джон с головой окунается в добычу сырья. Вначале, он лично, с мешком за плечами обходит самые дальние поселения индейцев-охотников. Вскоре, эта черновая работа он поручается нанятым агентам. Бизнес расширяется. Астор прибирает к рукам торговлю пушниной в регионе Великих Озер, часто появляется в Монреале. Приобретает на оборотные средства корабль и налаживает поставки товара в Лондон.

К 1800 году состояние Джона Джекоба достигает $0,25 млн. Внушительная сумма на старте XIX века. Для ее удвоения Астору потребуется всего несколько лет. Показатели ведения бизнеса у сына Вальдорфского мясника были феноменальные.

«Американская меховая компания»

Асторы — «скромное» обаяние буржуазииВсю свою кипучую деловую энергию Джон вкладывает в создание и развитие «Американской меховой компании» (АМК), American Fur Company.

Один из первых (если не самый первый) американский картель и тогдашняя икона бизнеса США, был создан в 1808 году. Standard Oil, US Steel, General Electric, Ford... Все это будет потом. Порядковый № 1 в истории американских бизнес-гигантов навсегда заняла Асторовская «Американская меховая».

К 1830 году АМК обладала полной монополией на сверхприбыльный меховой бизнес практически по всей территории Соединенных Штатов. Юго-западное подразделение отвечало за операции на Среднем Западе, Тихоокеанское — за Северо-Запад. Чуть позже, Астор окончательно подчинил своему влиянию торговлю пушниной на Великих озерах и в районе Скалистых гор. Конкурентов Джон безжалостно разорял и скупал их лавчонки по демпинговым ценам. American Fur Company стала для Штатов тем, чем для Голландии и Британии были их Ост-Индские компании в XVII-XVIII веках.

В укреплении бизнес-империи свое плечо Астору подставило федеральное правительство. После англо-американской войны 1812-14 гг., оно запретило иностранцам вести дела на территории США. Удар пришелся, прежде всего, по британцам и канадцам, которые при проведении военных действий захватили важнейшие форпосты АМК. Теперь военные успехи противников стали бессмысленными и торговцы-иноземцы покинули фактории Джона Джекоба. «Американская меховая компания» получила новый, мощный импульс для развития.

Астор умел мыслить масштабно. Даже по нынешним меркам, что и говорить о первой четверти позапрошлого столетия! Америку он «прошел» полностью: от Атлантического до Тихоокеанского побережья. Причем, подходил к созданию торговых поселений на Дальнем Западе системно, можно сказать, по-научному.

Основанию главной опорной точки Джона Джекоба на Тихом Океане в 1811 г. — города Астории в устье реки Колумбия (штат Орегон) предшествовали изыскания исследовательской экспедиции Льюиса и Кларка, которую профинансировал Д. Д. Астор.

Креативно Джон работал и в направлении, которое сегодня можно было бы назвать Public Relations. Здесь тоже присутствовал Асторовский размах. Джон Джекоб не стал размениваться на какие-то небольшие газетные публикации. Отнюдь. О славном форте Астория — форпосте Соединенных Штатов у Тихого океана, рядом с канадской границей Астор заказывает целую книгу у классика американской литературы Вашингтона Ирвинга. Романтическая повесть «Астория» выходит в свет в 1836 году.

Нетрудно понять побратимом какого европейского города является американская Астория из штата Орегон. Догадались? Конечно, городок Вальдорф в немецкой земле Баден-Вюртемберг!

Сделав все, что может сделать гражданин и бизнесмен США для закрепления позиций своей страны на огромном континенте, Астор через АМК энергично развивает международную торговлю. Европейский вектор — не единственный. Асторовский флот из пяти торговых кораблей везет меха в далекий Китай. Там закупаются остродефицитные и супердоходные китайский чай и …. китайский опиум.

В 1834 году Джон Джекоб понял, что из АМК пора уходить. Острое предпринимательское чутье еще раз не подвело того, кто мальчиком ушел из родительского дома с парой крон в кармане. Капризная мода меняла тренд, наметился спад спроса на меха в Старом и Новом Свете.

Без Астора «Американская меховая» стала быстро угасать. Компания разделяется на несколько независимых структур, предпринимаются попытки освоения других отраслей. Все тщетно. К 1850-м годам АМК перестает существовать.

Состояние и наследники «его величества» Астора I

Первым американским (и вообще — первым) долларовым миллиардером стал Джон Дэвисон Рокфеллер I. Произошло это в 1916 году. Есть даже точная дата — 29 сентября. Согласно самой первой версии Forbes от 1918 г. состояние Рокфеллера оценивалось уже в $1,2 млрд.

Но самым ранним американским мультимиллионером принято считать совсем не Д. Д. Рокфеллера или кого-то из его современников. И не в XX веке или даже во второй половине XIX века.

Все произошло гораздо раньше. В 1918 году в США публикуется занимательная брошюра, авторы которой предпринимают попытку проанализировать становление класса богатейших американцев за последние 70 лет (с 1848 года).

Итак, к концу первой половины XIX века в Штатах всего 19 миллионеров.

И первый номер рейтинга — ваш «старый» знакомый Джон Джекоб Астор I. Его состояние к окончанию земного пути (а произошло это именно в 1848 г.) оценивалось в 20-25 млн долларов. Тех долларов. С совсем другими картинками и с совсем-совсем другой покупательской способностью. $20-25 млн «баксов» составляли в 1840-х 1% (!) ВВП США. По оценке экспертов, они равняются современным 110 миллиардам долларов.

Главным активом семьи Асторов становится американская недвижимость.

У Астора-старшего родилось два сына. Как это водится у американцев (по крайней мере, у богатых и знаменитых) с именами детей они предпочитают не фантазировать. На протяжении многих десятилетий у Асторов очень трудно найти мальчика, которого звали бы иначе, как Джон Джекоб или Уильям/Уолдорф. Почему Джон Джекоб — очевидно. Уильям — в честь старого друга отца, ну а Уолдорф — дань ностальгии по милому, маленькому немецкому Вальдорфу в графстве Баден. Во избежание путаницы, присваиваются порядковые римские цифры — I, II, III, IV и т.д. Получается, как в королевском роду, что вполне к месту.

Мальчики Джона Джекоба I – Джон Джекоб II и Уильям I. Первый — печаль и беда родителей. Психическое расстройство. Человек-овощ. Вся жизнь, почти 80 лет - в отдельном доме, под присмотром медперсонала.

С младшим ребенком Астору I повезло гораздо больше. Достойный наследник, достойный продолжатель дела своего отца и просто хороший человек. Ну, так пишут историки клана. Уильям получает прекрасное европейское образование. Престижные университеты Гейдельберга и Геттингена, в столь дорогой сердцу папы Фатерля́нд. Один из сокурсников Уильяма Астора (на минуточку) — творец Теории познания, немецкий философ Артур Шопенгауэр.

Учитывая непростую ситуацию с наследникам по мужской линии у Астора-старшего, стать ученым Уильяму было никак не суждено, и скрепя сердце, «наступив песне на горло» он «впрягается» в семейный бизнес. И у него получилось! Магистральное бизнес-направление, выбранное У. Астором – нью-йоркская недвижимость. За достигнутые успехи он получает неофициальный, но почетный титул Лендлорда Нью-Йорка.

О работоспособности Уильяма Астора складывали легенды. Говорили, что он отработал полный рабочий день в своем кабинете за сутки до смерти. За свою предпринимательскую карьеру Астор-младший удвоил состояние отца.

Джон Джекоб IV

Асторы — «скромное» обаяние буржуазииНачиная с детей Джона Джекоба I, клан Асторов расширялся и расширялся. Потомков становилось все больше и больше. Далеко не все были талантливыми бизнесменами, это не каждому дано. А хватки, размаха, смекалки и интуиции отличавших младшего сына веселого мясника из Вальдорфа, пожалуй, уже не было ни у кого. Как следствие — каждое следующее поколение Асторов вело все менее роскошный образ жизни. Особенно уже в ХХ веке. И особенно - после Второй мировой.

Но в чем трудно обвинить великую и беднеющую династию, так это в отсутствии ярких имен, навсегда вошедших в исторические фонды своего времени. Асторы — аристократы, несмотря на самое простое происхождение своего Патриарха Джона Джекоба I.

Асторы — это роскошь, это шик, это стиль, это глянец. Им подражают, им завидуют, их боготворят. Они — на первых полосах светской хроники. Во всяком случае — еще совсем недавно.

Остановимся подробнее на двух блестящих представителях клана — Джоне Джекобе IV и Нэнси Астор.

Обладатель главного Асторовского двойного мужского имени под номером IV – правнук Джона Джекоба I и сын Уильяма II (внука Джона Джекоба I) и Каролины Астор.

Папа и мама Джона Джекоба IV были еще те личности. Каждый по-своему.

Главные пристрастия отца — огромная паровая яхта под замысловатым названием Nourmahal (на персидском, фарси «Жилище света») и спиртное. Вот такой простой мужской набор. Его компоненты прекрасно совмещались и дополняли друг друга. Лучшие моменты жизни для Уильяма II – шумная попойка в подходящей и понимающей компании в открытом море на Nourmahal. Главный объект неприязни Уильяма — нудная светская жизнь.

Мама Каролина — полная противоположность. Дочь скромного адвоката, с генеалогией уходящей к первым поселенцам-пилигримам с Mayflower. Каролина не для того выходила замуж, чтобы болтаться на волнах с пьяными мужем и пассажирами. Ну уж нет. Она выходила за деньги. За большие деньги Асторов. И хотела получить все, что они могли дать. И получила. А супруг... Пусть играет в морского волка. Если хочет.

На тридцать лет Каролина стала светской владычицей Нью-Йорка. В шутку ее называли американской Королевой Викторией. Но «в каждой шутке есть доля шутки — все остальное правда». Ежегодные костюмированные балы у Каролины смогли бы составить достойную конкуренцию приему любого европейского двора.

Зал на 400 человек. Быть в их числе равнялось присвоению титула. Отливающие золотом блюда, подсвечники и дверные ручки. Наряды — по последней Парижской моде. Каролина восседает на специальном помосте, в кресле, драпированном красным шелком. Ну чем не трон? Ожерелье, тиара и корсаж — все в бриллиантах.

В 1864 г. у таких «интересных» родителей родился сын с совершенно иным характером. Ни в папу и ни в маму.

В 1888 году, закончив Гарвард, Джон Джекоб IV отправился посмотреть мир. Пробыв в путешествии три года, он вернулся в Штаты и принял руководство семейным бизнесом.

Но Джон Джекоб IV проявил себя далеко не только, как успешный предприниматель. Он – автор многочисленных и разнообразных изобретений. Тут, безусловно, сыграли свою роль гены деда и прадеда, интересовавшихся наукой и ценивших ученых.

Джон Джекоб IV имел патенты на:

  • велосипедный тормоз;
  • пневматическую дорожку (приз Всемирной ярмарки в Чикаго 1893 г.);
  • аккумуляторную батарею;
  • двигатель внутреннего сгорания турбинного типа;
  • мелиоративную установку;
  • и наконец, на летающую машину (!).

Джон задумывался над тем, как организовать искусственные дожди и (внимание!) осуществить межпланетные космические перелеты. Идеи последних легли в основу фантастического романа «Путешествие в иные миры» (1894).

Джон Джекоб – участник американо-испанской войны (1898). Военное звание – подполковник (по другим источникам – полковник).

В историю бизнеса Джон Джекоб IV вошел, как «строитель» первого отеля под названием «Астория». Имя, ставшее легендарным и нарицательным в гостиничном бизнесе ХХ века. Астория открылась в Нью-Йорке в 1897 г.

В первый раз Джон Джекоб женился в 1891 на Аве Лоули Уиллинг. От брака было двое детей. Сын с нестандартным для Асторов именем Винсент и дочь Ава Элис. В 1909-ом Джон и Ава развелись.

Через два года Джон Джекоб IV женится вторично. Его избранница - Мадлен Талмаж Форс. Девушка на год моложе сына Джона – Винсента. Брак с Мадлен стал роковым для Джона Джекоба. Молодожены отправились в свадебное путешествие в Египет, затем по Европе. Мадлен забеременела и настояла на том, что рожать она должна непременно на родине, в Америке.

Асторы — «скромное» обаяние буржуазииАсторы едут во французский Шербур и в 20.00 по местному времени 10 апреля 1912 года отчаливают от европейского континента на самом крупном, самом быстроходном и «самом надежном» океанском лайнере. Рейс «Титаника» стал последним маршрутом для Джона Джекоба IV и его 1496 попутчиков. Ледовый барьер вблизи Восточного побережья Северной Америки, так помогший молодому немецкому эмигранту Джону Джекобу I, убил его способного правнука.

Роль Джона Джекоба IV в «Титанике» Джеймса Кэмерона (1997) сыграл американский актер немецкого (кстати) происхождения, лауреат премии «Эмми»  Эрик Браден. Подлинное имя артиста – Ганс-Георг Гудегаст.

Леди Астор

Леди Астор: «Если бы я была вашей женой, Уинстон, то подсыпала бы вам яд в кофе».

У. Черчилль: «А если бы я был вашим мужем, то выпил бы его».

Асторы — «скромное» обаяние буржуазииАсторы, начиная с Отца-основателя, питали слабость к дворянским званиям. В Америку дворяне могли только приехать из Европы. А вот Англия, совсем другое дело. Здесь можно было получить настоящий титул за особые заслуги перед монархией. И у Асторов это получилось. Что именно полезного для Букингемского дворца сделали представители видной американской семьи сказать трудно. Важен результат.

Один из правнуков Джона Джекоба I – очередной Уильям Уолдорф удостаивается звания виконта. Его сын – (естественно, по наследству) тоже. Получается суперпритягательная для взгляда любой молодой женщины, потенциальной невесты, комбинация: деньги + пэрский титул. Даже если девушка богата. У нее ведь, «всего лишь» деньги. Второго слагаемого не хватает.

Нетрудно догадаться, что виконт Астор (№ 2) недолго побыл холостым. Цепкий взор Нэнси, урожденной Лэнгхорн, дочки американского миллионера, сразу выхватил У.У. Астора из общей толпы претендентов на руку и сердце. Медиа-магнат и виконт – именно то, что нужно. Жизненный опыт Нэнси имела, уже побывав замужем и сейчас все рассчитала абсолютно точно.

Нельзя не отметить, что до женитьбы виконт Астор не был круглым болваном и бездельником. Что вы, совсем нет. Он подавал большие надежды. Выпускник Итона и Оксфорда. С 1910 г. – член Парламента, работал секретарем премьера Ллойд Джорджа. Да и большой бизнес, знаете ли, тоже надо как-то тянуть. Масса положительных качеств. Но на фоне такой жены! У Уильяма Уолдорфа Астора не было шансов остаться в памяти кем-то иным, кроме, как «муж леди Нэнси».

Супруги приобретают роскошное герцогское поместье в Клайвдене, где принимают сливки британского и не только общества. Среди гостей и друзей: Уинстон Черчилль, Бернард Шоу, Чарли Чаплин, Франклин Делано Рузвельт. Английских консервативных политиков, собиравшихся у леди Нэнси британская пресса прозвала «Клайвденской кликой».

Нэнси Астор прославилась, как первая женщина – депутат нижней палаты парламента Великобритании – Палаты общин (проработала 25 лет с 1919 г.). Как активный борец с алкоголем. Как симпатик, а потом – жесткий противник гитлеровского режима. Как единственный западный политик, обвинивший Сталина в массовых репрессиях. Не заочно. Нет. Лично. В его Кремлевском кабинете.

И как автор многочисленных метких, едких, ироничных афоризмов.

Вместо заключения. Созвездие Асторий

Какую память оставили после себя Асторы? Что приходит в голову человеку далекому от истории американского бизнеса XIX – начала XX века, когда он слышит слово «Астор»?

Астория.

Гостиница, ресторан, агентство недвижимости, магазин или парикмахерская с таким названием есть почти в каждом городе и городке на необъятных просторах бывшего СССР. Наивно думать, что кто-то из семьи Асторов имеет пусть самое косвенное отношение к объекту, использующую их фамилию, где-нибудь в Мелитополе, Уральске или Уфе.

Конечно, нет. Слово «Астория» давно стало брендом, подчеркивающим стиль, достаток, принадлежность к определенному кругу. Или желаемое выдается за действительное. Иногда это выглядит комично: «Я пошел в Асторию. За хлебом». Ну что поделаешь. Как говорил Наполеон, отступая из Москвы: «От возвышенного до смешного только один шаг».

Асторы — «скромное» обаяние буржуазииСамое известное заведение «Астория» в России находится в Питере. Пятизвездочный отель на Исаакиевской площади. Год открытия 1912. Архитектор Ф.И. Лидваль. Но даже у этой гостинице от Асторов – только имя.

Свой главный отель, давший имя целой сети, Асторы возвели в Нью-Йорке 1890-х. Вначале (1893) Уильям Уолдорф возвел одиннадцатиэтажное здание на месте дома отца, потом его двоюродный брат Джон Джекоб (IV) выстроил в 1897 г. шестнадцатиэтажный корпус на месте особняка своей матери.

Отношения у кузенов были напряженные, тем не менее, оба строения соединили галереей и дали комплексу имя «Уолдорф-Астория». В те годы он был самый большой в Нью-Йорке. Так, на Пятой авеню, между 33 и 34 стрит началась история легенды гостиничного бизнеса ХХ века.

Символично, что «Уолдорф-Астория» приняла спасенных пассажиров «Титаника» в апреле 1912 г. Но не всех. Только первый класс.

В 1929-ом отель сносят для того чтобы очистить место под строительство «Эмпайр Стейт Билдинг». Через два года, 49 этажей нового «Уолдорф-Астория» отстроили между 49 и 50 стрит.

Благодаря «Уолдорф-Астории», цивилизованный мир познакомился с такими привычными сейчас услугами, как регулярная уборка в комнатах, электричество в каждом номере. Женщины смогли проходить через главный вход без сопровождения мужчин. Ресторанные меню пополнились Вальдорфским яблочным салатом.

С 2014 года отелем владеет китайский страховщик Anbang Insurance Group. Согласно договору продажи, оперативное управление комплексом еще 100 лет будет осуществлять бывший собственник Hilton Worldwide.

А сколько лет над входом будет висеть вывеска «Уолдорф-Астория»?