iqoption

Манифест Айкана

В 1975 Icahn & Company была небольшой опционной брокерской фирмой, сосредоточенной на арбитраже, во главе с Карлом Айканом. Альфред Кингсли выпускник Уортонской школы бизнеса присоединился к Айкану в 1968. В компании он занимался исполнением арбитражных сделок по финансовых инструментах таких конгломератов как Liton Industries, LTV и IT&T.  Арбитраж – это одновременная покупка и продажа актива с целью получения прибыли от различия в цене. Такая торговля ставит цель получения прибыли за счет использования разницы в ценах идентичных или схожих финансовых инструментов на различных рынках или в различных формах. Арбитраж существует в результате неэффективности рынка. Арбитраж обеспечивает механизм, гарантирующий то, что цены не смогут существенно отклоняться от справедливой стоимости на длительный период времени. Привлекательность такой стратегии заключалась в том, что она было рыночно-нейтральной и клиенты компании не подвергались значительному риску.

Манифест Айкана 

Вскоре Айкан и Кингсли начали использовать эту стратегию со взаимными фондами закрытого типа. Так как они были закрытого типа, то акции были в ограниченном выпуске и руководство не могло начать новую эмиссию или их выкуп для того чтобы удовлетворить спрос инвесторов. По этой причине такие взаимные фонды закрытого типа торговались существенно ниже своей стоимости чистых активов. Часто когда убыток по позиции увеличивался, Карл и Альфред звонили менеджеру и лоббировали за ликвидацию фонда. Если менеджер соглашался, то Icahn & Company делали прибыль, если же нет, то сама возможность закрытия фонда заставляла рыночною цену начать движение в противоположную сторону и Icahn & Company выходили в безубыток. Такая стратегия приносила хороший доход, но позже Айкан и Кингсли увидели гораздо больше возможностей в недооцененных компаниях.

 

В первой половине 70-х гг. XX в. экономика США вступила в новый этап своего развития. Начало ему положил кризис 1974 – 1975 гг., наиболее тяжелый и разрушительный за все послевоенные годы, сокративший промышленное производство в США на 13,7% и напомнивший американцам своими последствиями страшные картины «великой депрессии» 1929 – 1933 гг. Кризис середины 70-х гг. завершил тридцатилетний период относительно высоких темпов экономического роста США. Значительное повышение цен на нефть и природное сырье на мировом рынке в 1973 – 1974 гг. Особенностью кризиса 1974 – 1975 гг. явился его комплексный характер – структурные кризисы отдельных отраслей совпали с валютно-финансовыми потрясениями и кризисом всего государственного регулирования экономики. На фоне кризисных явлений 1974 – 1975 гг. происходит бурный рост цен и инфляция. Именно тогда Айкан и Кингсли увидели то, что многие пропустили – десятилетие нестабильности на фондовом рынке создало редкую возможность. После кризиса акции многих компаний торговались ниже их истинной стоимости. Кингсли вспоминает:

 

Мы спросили себя: “Если мы можем быть активистами в недооцененных взаимных фондах закрытого типа, почему бы нам не стать активистами в корпорациях с недооцененными активами?”

Вскоре они начали увеличивать свой контроль в недооцененных компаниях для того чтобы решать их судьбу. Их вклад в развитие американских корпораций станет неоценимым.

Манифест Айкана

Продвижение Айкана от брокера и ликвидатора фондов до полномасштабного корпоративного рейдера началось в 1976 с его инвестиционного меморандума, или как его биограф Марк Стивенс в книге ‘Король Айкан’* назвал ‘Манифест Айкана’:

На наш взгляд, ситуация которая сложилась в сегодняшней экономической среде, создала уникальные возможности для получения большой прибыли при относительном риске. Истинная или ликвидационная стоимость многих американских компаний за последние несколько лет выросла в разы. В то же время, такой рост не отразился на рыночной цене их акций. Таким образом, мы встретились с уникальным набором обстоятельств, которые могут привести к большой прибыли, если правильно их использовать. В большинстве случаев руководство таких компаний владеет очень малым количеством акций, поэтому, как правило, они не имеют никакого интереса быть купленными. Они ревностно охраняют свои прерогативы строя ‘Китайские стены’ вокруг предприятий, в надежде, что смогут отразить вторжение отечественных и зарубежных долларов.

 

Хотя такие ‘стены’ проницаемы, большинство отечественных и почти все зарубежные компании не желают начинать попытку ‘недружественного’ овладения предприятием. Однако, всякий раз, когда битва за контроль начинается, она, как правило, приводит к непредвиденному доходу для акционеров. Часто, когда такая приобретаемая компания будет чувствовать угрозу, она начнет поиски более дружелюбного предприятия, более известного как ‘белый рыцарь’, для получения лучшей цены, тем самым начав аукционную войну. Другим шагом приобретаемой компании может быть попытка покупки акций компании покупателя, или если такое действие потерпит неудачу – предложить ликвидацию всего предприятия.  

 

Мы уверены в том, что высокую прибыль можно получить, беря большие позиции в ‘недооцененных компаниях’ и пытаться контролировать их судьбу на основе следующих положений:

a) Пытаться убедить руководство ликвидировать или продать компанию ‘белому рыцарю’; b) начать прокси битву; c) сделать тендерное предложение и/или; d) продать компании все наши позиции.

 

Манифест Айкана предлагал возобновить акционерам их законное положение, утверждая право собственности. Если руководство не прислушается к его увещеваниям, как акционер он начнет прокси битву, целью которой будет смена Совета Директоров и менеджеров высшего звена. Если у него не получиться выиграть прокси битву, он сможет сделать тендерное предложение или продать свою позицию назад компании по премиум цене, на практике это называется гринмейл.

Как Карл Айкан начал применять свою новую стратегию в реальной жизни, мы поговорим в следующей статье.

 

Приложение

King Icahn: The Biography of a Renegade Capitalist by Mark Stevens

Оригинал статьи